logo

Дети и гаджеты: разрешать или не разрешать пользоваться современными технологиями?

Как только тема заходит о детях и их отношениях со смартфонами/планшетами/ноутбуками, сразу возникает множество вопросов. Сколько времени можно проводить ребенку возле экрана? Насколько пребывание в интернете вредно/полезно для него? Нужны ли ограничения?

 

 

И такое количество вопросительных знаков неслучайно. Это относительно новый аспект деятельности ребенка, который влияет на его поведение. Еще 20 лет назад не было проблемы игромании у детей младшего школьного возраста. Не было страха, что 9 летний мальчишка принесет в класс видео с порносайта. Не было такой свободы доступа к любой информации.

 

 

Мне рассказывала моя коллега-психолог, которая работает в школе, как у нее на приеме плакал  семиклассник из-за того, что его родители заставляют делать домашнюю работу, пока его друг бесконтрольно играет на компьютере. Игровая зависимость – родительский ночной кошмар, распространенная проблема у школьников всех возрастов.

Возникает вопрос поиска золотой середины, чтобы ребенок не отстал от жизни и не впал в поведенческую зависимость.

Сегодня модно разбиваться на два лагеря по любым вопросам: за и против прививок, раннее развитие или естественный процесс обучения, до какого возраста кормить грудью, можно ли это делать в общественных местах, школа или хоумскулинг. Тенденцию быть «ярым сторонником» часто путают с активной позицией. И под горячую руку принципиальных родителей попали новые технологи, так называемое «черное зеркало» современности.

 

 

Мне нравится история возникновения этой  метафоры: когда мы выключаем смартфон, телевизор, ноут, перед нами остается черная поверхность. Одноименный сериал, который я, кстати, очень люблю, нагнал страха и опасений перед техническими достижениями. Но ведь технологии – это прогресс и его нельзя остановить, просто запретив ребенку смотреть телевизор, заблокировав выход в интернет или не покупая мобильный до 15 лет.

 

 

Не сработает. Это всего лишь иллюзия контроля, о котором в глубине души мечтает каждый родитель. Но последствия, когда реально получаешь возможность видеть глазами ребенка и блокировать все, что, по вашему мнению, недостойно его взора, показаны в серии «Черного зеркала»  «Архангел». Это специальная программа, которая позволяет после безболезненного чипирования ребенка, видеть на планшете то, что видит он в реальном времени или записи, и всегда знать о его местоположении. В конечном итоге, мама, установившая «Архангела» дочери, стала одержима контролем над ней. История их отношений закончилась разрывом и ненавистью дочери.

К счастью, таких программ еще не создали или, по крайней мере, они не разрешены к использованию. Но родители отлично справляются и так, призывая на помощь свой авторитет и власть над детьми. Что и сколько будет смотреть ваш ребенок, решаете вы. И бой «Ну, погоди!» vs «Том и Джерри» судить вам.

 

 

Чем младше ребенок, тем необходимей родительский фильтр. Но мне непонятен подход- «только советские мультики». Можно найти и выбрать намного добрее и познавательнее мультфильмы ,скажем, «Диснея» или в японском аниме, например, «Ходячий замок Хаула», «Унесенные призраками» Хаяо Миядзаки.  

 

 

Современные мультики отражают тенденции, происходящие в обществе, знакомят детей с другими культурами. Я ничего не имею против «Ёжика в тумане» или «Мамонтенка», но «Рапунцель» или «Коко»  намного красочнее и живее.

Странно требовать от детей безразличия к смартфонам, если вы сами не выпускаете телефон
из рук.

Для ребенка умение пользоваться интернетом и ориентироваться в различных приложениях – возможность интегрироваться в социальный мир сверстников, стать его частью. Так, «вредные» по мнению родителей соцсети – часть общения детей, где они взаимодействуют, выставляют свои фото, обсуждают одноклассников, учителей, делятся домашними заданиями. 

Интернет становится для них площадкой самопрезентации и поиска друзей. Конечно, важно сохранять баланс между тем, сколько ребенок проводит время возле экрана, а сколько без «коробки». Если вы позаботились о дополнительных активностях, кружках, занятиях, если вы сами готовы проводить с ним время, это не станет проблемой.

Ограничивать время в сети и возле экрана  крайне необходимо. Важно, чтобы эти ограничения были разумными, без перегибов. Кстати, на эту тему рекомендую хороший фильм «Капитан Фантастик». Многодетная семья живет вдали от цивилизации, и дети воспитываются по системе, разработанной их отцом. Они читают Достоевского, ведут философские дискуссии и знают несколько языков. Но они оказываются не приспособленным к вызовам современного мира.

 

 

Что чувствует человек, когда чего-то не знает? Страх. Беспомощность. Неловкость. Желание научиться. Вы хотите, чтобы ваш ребенок боялся и не понимал, что происходит, когда придет день, и мы все будем расплачиваться через приложения (что не за горами)? Или терялся среди «продвинутых» одноклассников? 13 летние подростки уже умеют программировать и создавать собственные мобильные приложения. Хорошо, когда дети читают классиков, но умение гуглить нужную информацию, пригодится им не меньше, чем знание произведений Ивана Франко.

 

 

Я сторонник осознанного родительства, когда стремишься разобраться в вопросе, не принимая автоматических и удобных решений. Конечно, легче просто запретить играть на компьютере, чем взвешивать пользу и вред. Легче закрыть доступ к интернету, но дети найдут способ обойти ограничения, а запретное всегда привлекает больше обычного. Вы можете стать фильтром, который поможет ребенку разобраться в том, что ему подходит, а что нет. 

 

 

Достаточно двух правил, чтобы избежать нежелательного влияния технологий: 1)Любой контент (игра, фильм, ролик) должны соответствовать возрасту ребенка; 2)Время возле экрана имеет свой лимит. Это всегда оговаривается и контролируется родителем.

Технологии – часть нашей жизни. Относитесь к ним, как к удобной возможности для развития ребенка. С их помощью он может познавать мир, общаться и узнавать новое. Просто будьте рядом, качественно проводите время вместе, и тогда интернет не станет всей жизнью ребенка, а останется лишь одной из его частей.